Все новости
Память
27 Июня , 16:08

Звучали здесь когда-то песни фронтовиков…

Ещё в шестидесятых годах прошлого века ветераны д.Артюховка говорили, что родовая фамилия их известного земляка – Шамаков. Но он почему-то изменил её, и в документах появилась фамилия Львов. Он два раза приезжал на несколько часов в родную деревню, но в ответ на этот вопрос только загадочно улыбался.

Звучали здесь когда-то песни фронтовиков…
Звучали здесь когда-то песни фронтовиков…

Он родился в самом начале века. Окончил церковно-приходскую школу. В 18 лет судьба забросила его в центральную Россию, где Семён потом оказался в круговороте гражданской войны. В разных местах довелось воевать. В том числе в 1920 году был на польском фронте (советско-польская война).

Потом Семён остался в армии. Окончил военное училище. Став офицером, продвигался по должностным ступенькам. В 1941 году в звании подполковника стал начальником организационно-планового отдела управления тыла Московской зоны обороны. В одном из его наградных листов отмечается, что, будучи энергичным командиром, Львов проделал большую работу по боевому обеспечению московских стрелковых дивизий, которые были сформированы из истребительных батальонов и полков, а также по созданию и развёртыванию тыловых частей и учреждений, которые сыграли большую роль в период боёв с немецкими оккупантами на подступах к столице.

Участвовал Львов и в боевых действиях на фронте.

После войны он продолжил службу в армии. Был на больших должностях в Московском военном округе. В отставку вышел в звании полковника.

Семён Павлович награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды.

Ещё в семидесятых годах автору этих строк доводилось беседовать с жителями этой деревни. Один из них – механизатор Иван Шамаков вспоминал свою встречу со знаменитым земляком.

- Он рассказывал о прошлом нашей деревни, о большой церкви, - говорил Иван Васильевич. – Интересовался судьбой фронтовиков. Печалился по поводу того, что многие не уцелели.

Прошли десетилетия, но эта печаль, эта боль живёт и сегодня.

Эта деревня отправила на фронт 82 человека. 48 из них погибли. Сколько же слёз было пролито в своё время по данному поводу. А были трагедии ещё и особого рода. В августе сорок первого ушёл на фронт 40-летний Никифор Каленов. В октябре призвали его братьев Фёдора и Николая. Через несколько месяцев все трое погибли. В ноябре 42-го ушёл воевать сын Никифора Борис. Через год он тоже погиб. Сложили головы братья Константин, Семён, Павел Шмонины, Гавриил и Николай Чекушины. Воевали четверо братьев Сосковых. Дмитрий, Пётр, Владимир вернулись, Александр погиб.

В разные края бросала военная судьба артюховцев. Николай Чекушин, Константин Анисимов, Павел Шмонин погибли в 41-м под Москвой, Николай Агеев – в Крыму, под Севастополем, Пётр Навозов, Александр Пташкин – в сражении на Курской дуге, Владимир Тришин – в Польше, Григорий Парбукин – в Восточной Пруссии.

Часть фронтовиков после войны обосновалась в городах, остальные жили в своей деревне и достойно трудились. Георгий Криницкий был преподавателем в знаменитой на всю округу семилетней школе (здесь получали знания ученики из нескольких деревень). Крепко обожали Георгия Борисовича. Об этом рассказывает в своей книге, например, его ученик, бывший председатель Национального банка Башкортостана и бывший член Президентского Совета республики Мухамет Сагитдинов. Максим Китанин десять лет был председателем колхоза «Ключевые горы». Тоже являлся авторитетной личностью. Иван Савилов, Михаил Тришин, Фёдор Манаков, Николай Шмонин, Пётр Зайцев и другие трудились в колхозе.

Случалось, собирались они вместе. Времена были нелёгкие, но всё же веселились, песни пели народные и фронтовые.

А что деревня? Уменьшается, к сожалению, Артюховка. Есть покосившиеся избы, есть даже заколоченные. Давно нет всех объединяющего производства – колхоза. Не только здесь, но и в других местах, думается, поступили явно нерасчётливо, отказавшись в последние 15 лет от коллективных хозяйств, хотя надо было их просто модернизировать, провести, так сказать текущий ремонт. Ведь и база имелась хорошая. А так начались проблемы. Вот и в Артюховке трудоспособные мужики стали искать работу на стороне. Что поделаешь. Жить как-то надо.

Удивились бы крепко такому положению вернувшиеся после огромных испытаний фронтовики.

А Семён Львов, по воспоминаниям того же Шамакова, желал односельчанам крепкого оптимизма. Мудро, конечно, излагал свои мысли знаменитый полковник.

- Может, воспрянет когда-то наша Артюховка, - говорила мне однажды бывшая учительница (ныне покойная) Матрёна Михайловна Волошенко. – Возможно, по праздникам или по вечерам будут снова под гармошку песни звучать, в том числе военные, фронтовикам посвящённые, а парни и девчата – водить хороводы.

Что к этому ещё добавишь? Может, действительно когда-то так и будет. Во всяком случае, хотелось бы.

Мансур ГИЗАТУЛЛИН.

На снимке: Семён Львов.

 

 

 

Звучали здесь когда-то песни фронтовиков…
Звучали здесь когда-то песни фронтовиков…
Автор:Рустам Ягафаров
Читайте нас в